Очень хотелось картошки

Туман выдался знатный. Густой как кисель и белесый как манная каша. Совсем не декабрьский туман. Окутал утренний город, скрадывая углы серых зданий, жерла отопительных труб, неровности остатков асфальта.

Еще затемно он вышел из дома. Сделал три шага и чуть не упал. Было ужасно скользко, пришлось возвращаться. Брать налобный фонарь, менять кроссовки.

Привычно проверил велик, привычно закинул ногу, поехал по проверенному маршруту. Минут через пять вошел в состояние транса, когда ноги на автомате крутят, глаза сами следят за дорогой, а мысли уже где-то там.

Думалось о картошке. Напекли еще с вечера. В мундирах, с салом, по-домашнему. Вчера не ел, потому что жирная. С утра тоже не ел, потому что велик. Думал попробовать после тренировки. Чем дольше крутил педали, тем больше хотел картошки.

Туман все никак не спадал. Машины выныривали из него как перепуганные лоси, подпрыгивая огоньками фар по неровностях асфальта, местами смытого недавно сошедшим снегом.

Он сразу почувствовал, что с великом что-то не так. Тот ехал тяжело, как-то рывками. Слез, проверил узлы. Мысленно выругал веломеханика. Тот на днях перебирал велосипед, готовил к зимней езде. Но, видно, что-то не досмотрел. Заднее колесо терлось о тормозные колодки, заметно снижая скорость.

Выругался уже вслух, снова залез на велик и покатил дальше. Мимо автовокзала на краю города, мимо красивых студенток, поджидающих нужный транспорт на разбитой вандалами остановке. Одна из них с интересом смотрела на велосипедиста, с улыбкой, совсем не стесняясь.
Снова захотелось картошки. И еще девушку.

На объездной тумана было значительно меньше. Ему просто не было за что зацепиться на длинной степной дороге. Ехать было не так, чтоб приятно. Вроде как и прямая трасса, не шибко заполненная машинами и в не самом плохом состоянии. Но есть еще пронизывающий холодный ветер, непрерывно сносивший с дороги любые малогабаритные предметы.

Боль он почувствовал в семи километрах от города. Внизу напряженной спины словно резко воткнули иглу, дырявля мышцы, кости, впиваясь прямо в спинной мозг. Ощущение было странным. Ноги как бы продолжают крутить педали, но тело словно парализовало. Невозможно остановиться, тяжело повернуть голову, а спину разрывает невыносимая боль в районе крестца.

Он продолжал ехать, очень надеясь, что на дороге никто не начнет лихачить, а трасса будет хоть сколечки ровная. На горбылях становилось особенно тяжело, казалось, его надевают на кол прямо вместе со шлемом и велосипедом.

Кое как остановился, слез с велика. Встать не смог, упал на дорогу, сверху велосипед. Спина не гнулась, ноги не слушались. Таз будто кто-то засунул в тиски.
Он лежал и беззвучно плакал. Было ужасно больно, обидно и, почему то, стыдно.

Мозг лихорадочно искал, как поступить дальше. Назад километров восемь, потом еще три до самого дома. Вокруг ни души. Вперёд, километров шесть до города, а потом еще минимум шесть, если до дома.
Назад не хотелось, там он уже все видел. Вперед четырнадцать километров он просто не выдержит. Вызвать такси? Но какое, если с велосипедом? Позвонить другу? Но кому, если все на работе?

Лежал и мучился. Потом решил, что таки будет ехать. Вперёд, понемножку.
Долго вставал, потом снова залез на велик. Спина не гнулась, ехал практически стоя.
Ехал и думал, – за что? Почему именно он? Почему теперь? Ответов практически не было.

Медленно проехал стоянку фур. Вдруг из-под колес последней быстро метнулась тень. В три прыжка добежала до велосипеда и начала неистово гавкать. С другой стороны подскочила еще одна. Собаки бежали за велосипедом, из пастей прямо на грязный асфальт капала белая слюна.

“Суки!” – подумал он, и поднажал на педали. Стало еще больнее, но собаки все же отстали. Дальше ехал без любых приключений. Если не считать постоянно ноющей спины и прострелов в правую ногу.

Ехал и вспоминал такой же декабрь двадцать лет назад. Их тогда было трое, молодых пацанят по пятнадцать годков. Залезли на местный завод, искали склады с селитрой. А еще склад з чушками алюминия. Селитра и алюминиевая стружка – идеальные компоненты для взрывпакетов на Новый год.

Все нашли достаточно быстро. Проблем с транспортировкой не было, если не считать веса самих чушек. Каждая, килограмм минимум с десять. Но потом появился сторож. И сразу начал стрелять. В сраки молодых грабителей.

Ему досталось в правую ягодицу. Заряд соли резко обжег кожу и застрял в мягких тканях. От неожиданности он не заметил, как перемахнул пятиметровый забор. Вместе с десятикилограммовой чушкой и пакетом селитры. Потом оказалось, припасы с завода унес только он.

Сейчас в ягодицу стреляло так же. Он ехал медленно, чуть быстрей пешеходов. Ехал и радовался, что еще может крутить. А еще чувствовать. И хотеть.

Очень хотелось картошки.

Facebook Comments

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *