Рожица на стене

Весеннее солнце настойчиво пробивалось сквозь жалюзи, пускало лучи в глубину комнаты, ощупывало полутемные стены. Красивый рисунок обоев искрился в случайных бликах, причудливые узоры из листиков и цветочков оживали в солнечном свете. Она лежала ничком на смятой постели и просто смотрела в стену. Не мигала и не отрывала взгляд. Просто смотрела.
В одну точку, где абстрактный рисунок обоев неожиданно расплывался в довольной рожице. Вздернутые вверх брови, широко открытые глаза, нос пуговкой, ямочки на щеках и улыбка. Улыбка у рожицы была особенно искренней, словно у маленького ребёнка. Она неотрывно смотрела на ту улыбку, не мигала, не отводила взгляд.

Ремонт в квартире делали быстро. Месяца за три до рождения сына. Она сама тогда настояла, чтобы к рождению был ремонт. Потому что с ребёнком, понятно, не сделаешь, а растить дитё в свинарнике она не намерена. Ее мама все говорила про свинарник в квартире. Квартира досталась от бабушки, очень кстати представившейся перед свадьбой единственной внучки. Они сразу и поселились. Не хотели жить с тещей, у его родителей просто не было места.
Пока были сами, ремонт особо был и не нужен. Да и зачем им ремонт, если в квартире они только спали. Или не спали, так, проводили ночи. Было в том что-то особенное, жить молодыми в квартире с мебелью из прошлого века. Декадансное, что-ли. Она очень такое любила, мистику и декаданс.

А потом вот надумала сделать ремонт. Беременность, она сильно влияет. Муж особо не спорил, только просил, чтоб обои без розочек. И чтобы мылись легко. Потому как малые дети непременно замажут обои. Уж он то об этом знает, третий ребенок в семье. Она не спорила, а зачем? Быстро выбрали материалы, ламинат, обои. Отдали все мастерам и приготовились ждать. Появления сына и новый ремонт. Ремонт, он случился быстрее.

Когда появился сынок, изменилось буквально все. Работы за деньги сразу не стало, работы по дому – хоть отбавляй. Она очень тогда радовалась, что вместе с ремонтом появились стиралка с посудомойкой. Работы им было всегда.
Сна тоже особо не было. Муж обижался, потом привыкал, потом смирился. Даже какое-то время сам вставал по ночам. Свободного времени тоже практически не осталось. Да, она часто гуляла, но вместе с ребенком. В его режиме и под его распорядок. А разве с таким распорядком пойдешь куда в гости? Где всегда шумно, накуренно и алкоголь. Понятно, что с сыном туда не удобно.

Муж вроде все понимал. Ничего особо не требовал, всегда предлагал помощь. Но было заметно, что ему это все не нравилось, особенно в тот, первый год. Предложил купить машину, чтобы возить их по местным красотам. Деньги вроде как были, откладывали на квартиру, не пригодились. Она согласилась, но сначала чтобы сдал на права. Сама не водила, муж, вроде как да. Но прав у него точно не было.
Он быстро прошел курсы, без взяток сдал экзамен, получил корочку. Уже через месяц купили машину. Как раз начинался ноябрь, было сыро, по ночам заморозки. Она настояла, чтоб муж пока ездил сам. Набивал руку, привыкал к машине. Весной уже ездил бы с ними, малому как раз стукнул бы год.

Сын рано научился ползать, а потом и ходить. Держался за стены в абстрактных обоях и медленно обходил квартиру. Сначала по метру, потом еще. Месяца через два мог уже час как гулять по стенам. Идет вдоль стены, качается. Подойдет к шкафчикам, дергает ручки. Вываливает все на пол, хохочет. И так, пока не надоест. В квартире теперь постоянно что-то валялось. Даже когда все прятали чем повыше, все равно что-то валялось. Она убиралась, конечно. Но разве за всем уследишь?

Потом начались фломастеры. Откуда он их нашел, было вообще не ясно. Но в первый же день стены их спальни и зал были забористо разрисованы кислотно синим маркером. Она оттирала обои аж до прихода мужа. Рассказала ему за ужином, муж совсем не обрадовался. Качал головой, хмурился. Почему то спросил, где она, собственно то, была. Ей это совсем не понравилось, но ссориться сразу не стала. Просто перестала вытирать фломастер, а ему сказала, чтобы мыл, если не сможет терпеть. Оказалось, муж все отлично может. Потом, на второй день рождения сына, почти все отмыла. Оставила только чутку в их мужем спальне. Чтобы видел и все понимал.

Иногда они ездили вместе за город. Дачи у них не было, родственников в деревне тоже. Ездили в основном в лес, иногда в памятные места, один раз даже на море. Малого укачивало в машине, так что ездили не далеко. Она так и не пошла на работу. Сын не то чтоб болел, но в саду больше трех дней продержаться не мог. А с таким режимом работать в конторе не получалось. Она взялась за дистанционные подработки – писала тексты на туристические порталы, сводила в кучу длинные таблицы Эксель, даже переводила несложные документы в посольства.
Муж продолжал работать, закинул все хобби и старых знакомых. Любил ковыряться в машине и вечерние сериалы. Дома они не ссорились, но и страсти особой не было. Спокойный уклад бюргеров, как часто шутил их общий дружок Шурка.

Третий день рождения сына они решили отметить за городом. В хорошем ресторанчике при отеле с детской площадкой. На улице уже потеплело, сынок мог играть во дворе. Пригласили родителей с обоих сторон, еще кумовей и пару друзей из семейных. Кампания набиралась большая, гулять собирались с размахом.
Муж первым оделся и вышел во двор заводить машину. Взял с собою коробки и сумки с вещами, набрались полные руки. Когда выходил, неплотно закрыл за собою входную дверь. Спешил, не заметил, жена тоже не слышала. Решила, что первой сама оденется, а потом соберет уже сына. Ему было бы жарко ждать маму в одежде на выход, а оставить ребенка с папой было не очень разумно. Тот часто сердился, когда отвлекают, пока прогревал машину.

Она села на край кровати и стала обдумывать, что же такое надеть. Чтобы не очень нарядно, практично за городом и все же немного особенно. Пока думала, все смотрела на стену. Заметила след от фломастера, тут же решила отмыть. Дел то там было минут на пятнадцать, чего раньше не доходили руки, не ясно. Набрала воды в миску, взяла губку и средство, принялась за уборку. Проверила перед тем, все ли в порядке. Сынок привычно играл с кубиками, строил башни, потом страстно их все валил.

Он кинул все вещи в багажник. Коробку с игрушками положил в салоне, чтобы сына было чем занять во время поездки. Сел в машину, включил зажигание. Подождал пару минут, пока двигатель нормально прогреется и решил подогнать машину поближе к подъезду. Знал, что жена будет рада, она любила, когда машина стояла прямо напротив входа. Посмотрел в зеркало, все было чисто. Включил заднюю и стал медленно сдавать назад. Внимательно следил, как держится машина, чтобы не наехать на соседскую клумбу. Вдруг почувствовал тупой удар в задний бампер и истошный крик соседки-кошатницы. Понял, что переехал кого из ее питомцев, резко остановился, вышел узнать, что же случилось. Под задним правым колесом лежал его трёхлетний сын. В домашней футболке и с кубиком в маленькой ручке. Волосики слиплись от дворовой грязи, глаза неподвижно смотрели в весеннее небо.

Она так и не смогла простить мужа. А еще себя и ту чертову дверь. Уже месяц лежала ничком на кровати. Не мигая смотрела на стену и ту смешливую рожицу.

Facebook Comments

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *