СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ

Уже три дня очень хотелось кушать. Родителей дома не было, денег не было вообще, продуктов, понятно, тоже. Их было трое, 12-летний мальчик и две девочки 10-ти 5 лет. Дети уже съели все, что только смогли найти: прокисший суп, заплесневевшие сухари, старый байховый чай, сушеный жмых на прикормку. Но есть все равно хотелось.

Не ясно, кто предложил это первым, но все согласились сразу. Мальчик взял мешок, старшая – нож, младшая – веревку. Была зима, мороз, и длинная, безлунная ночь, когда дети вышли на ту охоту. Хотели поймать собаку или какую кошку, чтобы потом съесть.

Идти было тяжело, мерзлые пальцы прилипали ко всему металлическому, ночной ветер гонял поземку по обледеневшим сугробам. Та искрилась в холодном свете фонарей, над городом неустанно выла труба котельной.

Живности видно не было. Дети по десятому разу обходили квартал, напрасно выискивая хоть что-то живое. Младшая устала и постоянно хныкала, старшая негромко ее ругала. Мальчик просто молчал не в силах вступать в разговор.

Вдруг из полураспахнутой двери соседнего дома послышалось еле заметное поскуливание. Дети неслышно подкрались к двери, звук разносился все четче. Три голодных ребенка тихонько зашли в подъезд, силясь хоть что-то увидеть в сумраке первого этажа. Через какое-то время глаза привыкли к темноте и уже различали основные контуры. Было видно, как в пролете между первым и вторым этажами под еле теплеющей батареей лежала дворняга. Она была худая, лохматая и все время дрожала.

Младшая медленно подсела к собаке и стала ее гладить. Ничего не подозревающая собака доверчиво обнюхивала лицо и ладошки девочки. В это время мальчик уже накидывал на собаку свой огромный мешок, а старшая из сестер вязала горловину прямо с задними лапами пса. Через какую-то секунду все трое молча и очень сосредоточенно били мешок ногами. Тот нещадно выл, брыкался, и часто скулил. На какофонию звуков ночного подъезда никто не вышел.

Назад шли достаточно быстро. Мальчик тащил увесистый мешок, ему помогала старшая, младшая еле тянула топор. Уже через четверть часа в облезлой чугунной ванне хрущевки валялся собачий труп. Дети негромко спорили, как лучше разделать тушку, опыта свежевания мяса ни у кого не было. Мальчик предложил обрубать дворняге лапы и голову, выпотрошить тельце и, по возможности, освежевать шкуру. Не откладывая он взялся за дело. Из задуманного получилось не все. С шерстью не вышло вовсе, но как правильно ее снять мальчик просто не знал.

Еще через час по квартире разносился запах вареного мяса и мокрой псины. На плите задорно побулькивала ведерная кастрюля, из которой расхлюпывалась кипящая вода вся в комьях серой пены. Младшая заворожено следила за варкой, пока не уснула прямо на табурете. Старшая сосредоточенно выбирала комки грязноватой пены. Мальчик уже пятый раз поливал старую ванну раствором белизны с водою, тщетно пытаясь отмыть красные потеки на дне.

Мясо варили всю ночь. Воду меняли не меньше трех раз, но та все равно отдавала псиной. Наконец дети решили, что мясо уже можно пробовать. Мальчик нарезал среднюю часть тушки небольшими кусками, разбудил младшую и позвал всех к столу. Ели молча, очень сосредоточенно. Дети жадно хватали руками горячие куски, рвали мясо зубами, проталкивали пальцами в глотку и быстро глотали. Сладковатое мясо почти не жевали. Лишь время от времени вытаскивали изо рта кусочки шерсти, комки жира или еще что-нибудь такое.

Дети старались как можно быстрее набить животы теплой и вкусной едой. Собаку съели за раз. Затем повалились спать.

Утреннее зимнее солнце несмело перебирало лучами убранство старой квартиры. Лучи неспешно брели по кухонному столу, высвечивая в сумраке большую тарелку с остатками мяса, костей и клубков шерсти. В полутемной комнате уже отчетливо различался старый диван. На нем гурьбою лежали трое – мальчик и две маленькие девочки. Они тесно прижимались друг другу, свернувшись в калачики, словно дворовые псы. Наивное лицо младшей сияло во сне улыбкой сытого человека.

Facebook Comments

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *